Меню
RSS Facebook Twitter Google+ Instagram WhoSay
Меню

13.12.2014 | 3 комментария

Корявая физиономия сделала мне карьеру

Корявая физиономия сделала мне карьеру

 

 

 

Источник           Текст: Екатерина Живова

 

 

Звезды старше тридцати редко появляются в Голливуде из ниоткуда. Пять лет назад исполнителя роли Барда Лучника в трилогии «Хоббит» не знал никто, кроме лондонских театралов. Сейчас у него в резюме около 20 фильмов, а очередь из голливудских режиссеров у его порога не становится короче

 

 

Коллекционер оружия

 

Ноябрь 2014 года. Лондон 
Люк отодвинул занавеску и уставился в хмурое английское утро. Голова так трещала после нескольких вечеров, проведенных в разных пабах с разными компаниями друзей, что Люк почти радовался скорому возвращению в Америку — к личному тренеру, армейскому режиму и жесткой диете. 

 

Последние годы он редко проводил достаточно времени в Лондоне, чтобы повидать всех друзей в безопасном для здоровья режиме. Даже когда снимался здесь, необходимость поддерживать спортивную форму исключала попойки. «Когда все вокруг выпивают и закусывают, а ты сосешь минералку и жуешь салатный лист, вечеринки как-то теряют очарование, — признавался Люк в интервью. — На съемках я страшно скучаю по еде и алкоголю, но понимаю, что спиртное — это просто «пустые» калории, без грамма пользы, да и тренировку на следующий день нормально не проведешь. Конечно, я позволяю себе расслабиться время от времени, потому что тело нельзя постоянно держать в ежовых рукавицах. Это была бы убогая жизнь». 
 

Кадр из фильма «Хоббит: Битва пяти воинств»
— На съемках я страшно скучаю по еде и алкоголю, но понимаю, что спиртное — это просто «пустые» калории, без грамма пользы. Кадр из фильма «Хоббит: Битва пяти воинств» 

 

Но, с какой стороны ни посмотри, трезвость и умеренность в пище — не самая большая плата за славу. К 35 годам Люк дорос до реалистического взгляда на себя в искусстве и не считал зазорным признавать, что роскошные физические данные поспособствовали его успеху в кино не меньше, чем актерское дарование. Сразу после  выхода на экраны «Битвы титанов», где он блеснул в роли самого бога Аполлона, — Голливуд, обожающий вешать на все ярлыки, подшил Люка Эванса в папку с грифом: «Горячие парни для исторических эпосов». А это автоматически означало способность убедительно выглядеть и быстро двигаться в тесных доспехах с тяжелым мечом в одной руке и массивным щитом в другой. 

 

Люк скрипнул зубами. Воспомина­ние о кожаных латах, в которые его замуровали костюмеры «Дракулы», было еще слишком свежо. «Я не мог ни согнуться, ни сесть, ни лечь, — рассказывал он. — Между дублями меня просто прислоняли куда-нибудь, как доску. А на такую простую вещь, как туалет, уходило двадцать минут». Зато мечи ему нравились: сначала он просил подарить холодное оружие из арсенала своих героев для личной коллекции, потом это стало происходить без напоминания. «Не завидую я вору, который решит ко мне забраться, — разглядывая свои трофеи, подумал актер. — Я же от него мокрого места не оставлю». 



Впрочем, гипотетическому вору совсем необязательно напрашиваться на острые ощущения, залезая в дом при хозяине.  С тех пор как Люк прогремел в Голливуде, он проводит в пятизвездочных отелях по всему свету гораздо больше времени, чем у себя в западной части Лондона. «Меня все еще немножко потряхивает от блеска, гламура и роскоши, — говорит Люк. — До сих пор не привык, что перед каждой церемонией мне дарят полный шкаф дизайнерских костюмов. А дома я за четыре минуты одеваюсь и голову мою только по праздникам, потому что с чистыми волосами выгляжу так, словно меня током ударило. Мне больше по душе простая жизнь, но ведь к ней можно вернуться в любой момент. А слава приходит и уходит, так что я стараюсь наслаждаться каждой минутой». 

 

Барду не помешала бы женщина

 

«Кому-то может показаться, что я везунчик, — рассказывает Эванс. — А я свой шанс больше десяти лет зарабатывал. До того как закрепился в театре, был администратором в ночном клубе. Стоял на дверях, улаживал конфликты, и даже в выходные меня вытаскивали из постели в три часа ночи из-за того, что важный клиент захотел внести изменения в список гостей своей вечеринки. Собачья работа». 



Люк родом из Южного Уэльса. Он вырос в одном из тех маленьких городков, где ничего никогда не меняется и мало что можно сохранить в секрете. «В школе мне не слишком нравилось выставлять себя напоказ, — вспоминает актер. — Но я любил петь. В последнем классе учительница достала координаты педагога по вокалу в Лондоне. Родители боялись отпускать 17-летнего сына в столицу, но они видели, что я нащупал свой путь в жизни». 
 

Люк Эванс с бабушкой  
С бабушкой на экскурсии по заброшенным шахтам в Новом Уэльсе (2014). Фото: http://instagram.com 


В мегополисе Люк получил стипендию в колледже ­искусств и первые роли в подростковых­ мюзиклах. Его театральная карьера медленно, но верно набирала обороты, а вот в кино Люка упорно не брали. «Тогда мода пошла на хорошеньких мальчиков, — объясняет актер. — А я отродясь красавчиком не был. Лет семь назад мода на вечных подростков внезапно кончилась, и агенты рванули искать матерых мужиков за тридцать. Я оказался в нужном месте в нужное время. Десять лет меня из кино заворачивали, а потом за неделю два больших человека с киностудий Голливуда, видевшие меня на сцене, пришли сами, облизали с ног до головы, ужином в хороших ресторанах накормили. Один предложил сыграть аристократа, ­другой — греческого бога. Я подумал, что это сумасшедший дом, но в Америку за их счет слетать согласился». 

 

Лос-Анджелес Люку не понравился. «Я не умел водить машину, а без колес там никуда, — вспоминал он. — В Лондоне можно добраться в любое место пешком или общественным транспортом. Лос-Анджелес ну очень большой. Я сидел в отеле как в тюрьме, только в кофейню на углу ходил утром и вечером. Думал, с ума сойду». 

 

Потенциальных работодателей Эван­­­са беспокоило другое. За несколько лет до голливудского прорыва Люк прямо сказал в интервью, что женщины его не интересуют. Даже привычный ко всему светский журналист опешил, решив, что парень только что похоронил свою карьеру. Но Люк лишь зубасто ухмыльнулся: «Я никогда не прятался, очень много народа в артистических кругах Лондона знает, что я такой. На сцене сексуальная ориентация актера большого значения не имеет, а если меня пригласят в кино, не хочу сидеть со скелетом в шкафу и каждую минуту трястись от страха, что он выпадет». 

 

Люк Эванс с дедушкой 
С дедушкой на премьере картины «Форсаж 6» (Лондон, 2013). Фото: Getty Images/Fotobank 

 

Однако упускать шанс зажечь новую звезду никто не захотел. Эванс за год научился водить, да так лихо, что сам выполнил часть трюков в автомобильном боевике «Форсаж 6». «Даже если бы у этого кино не было других достоинств, я бы никогда не отказался от удовольствия проехать через весь Лондон по встречной полосе на танке», — смеялся актер. А мужской харизмы у него оказалось столько, что вполне хватит поделиться с некоторыми гетеросексуальными звездами. Что говорить о зрительницах, если ведущие актрисы с большим энтузиазмом реагируют на предложение поцеловаться с ним хотя бы на экране? Эванс ответственно и с полной самоотдачей целует всех, кого положено. Его единственной претензией к роли Барда в «Хоббите» оказалось отсутствие у героя личной жизни. «Барду не помешала бы женщина», — ворчал Люк на режиссера Питера Джексона. 

 

В целом же съемки в «Хоббите» пока остаются самым ярким впечатлением в кинокарьере Люка. «Кинематограф странная вещь, — говорит он. — Обычно ты живешь бок о бок со съемочной группой месяца три. Ты работаешь, ешь, пьешь и напиваешься вместе с ними, а потом они просто исчезают из твоей жизни. А «Хоббит» снимался долго, в несколько приемов, поэтому я успел завести хороших друзей. В Веллингтоне мы все жили на одной улице — Йен Маккеллен с одного конца, Питер Джексон — с другого, остальные посередке. У нас была маленькая община. Да и Новая Зеландия оказалась удивительно похожа на мой родной Уэльс. Горы и овцы на каждом шагу. Когда я летел туда в первый раз, на пересадке в Сингапуре даже испугался, как далеко меня занесло. А еще через 12 часов полета оказался почти что дома». 
 

Мартин Фримен, Бенедикт Камбербэтч, Люк Эванс
C Мартином Фрименом, Бенедиктом Камбербэтчем в последний съемочный день картины «Хоббит: Битва пяти воинств» (2013). Фото: http://instagram.com 
 
 
Деревенские радости

 

Ноябрь 2014 года. Лондон 
Голова не проходила, но нужно было собирать чемодан. Эванса ждал Нью-Йорк — несколько светских мероприятий, деловые переговоры по поводу новых проектов. Он надеялся управиться со всем этим к Рождеству и махнуть к родителям в Уэльс. «Я сейчас живу так, как даже мечтать не смел, — признается Эванс. — Но мне жаль, что у меня нет времени чаще навещать родных, а вытащить их в Америку невозможно. Они ее побаиваются. Зато­ я могу съездить с ними на недельку в Корнуолл — в настоящий деревенский дом без Интернета и мобильной связи. Мы проведем праздники за столом — мама, папа, дедушка с бабушкой и я. Я не рассказываю им обо всем, что происходит на съемочных площадках, но истории о том, как я ужинал с Гвинет Пэлтроу, они готовы слушать бесконечно. Я же единственный ребенок в семье, так что мне не с кем разделить груз их больших ожиданий. Надо соответствовать». 

 

Актер любит вспоминать случай, как вместе с бабушкой и дедушкой отправился на прогулку по живописным заброшенным шахтам, а затем угостил их обедом в кафе. «К нам подбежала женщина со словами: «Моя дочка думает, что вы персонаж из «Хоббита». Я понимаю, что вы не он, но вы не могли бы притвориться? Иначе я не знаю, как с ней сладить». Ну, я пошел и порадовал ребенка. Я вообще-то не горю желанием, чтобы меня начали узнавать на улицах, но такие моменты сердце греют», — улыбается Люк. 


На будущее Люк Эванс не загадывает. Но он точно знает, чего делать не будет — ни за какие деньги и награды. «Есть примеры актеров и актрис, которые больше известны как лица модных лейблов или светские тусовщики. Никто уже не помнит, каким ремеслом они занимались изначально. Вот это точно не моя дорога. И еще я никогда не стану себя лакировать. Приближение старости пугает мужчин-актеров так же сильно, как женщин, к тому же агенты наверняка подталкивают стареющих звезд в объятия пластических хирургов. Мой агент вряд ли рискнет, но я его на всякий случай предупрежу: любому, кто произнесет при мне слово «ботокс», придется бежать быстро и далеко. Моя корявая физиономия сделала мне карьеру, и я ни на что ее не променяю». 

 


 

Люк ЭвансЛюк Эванс

Родился: 15 апреля 1979 года в г. Понтипул (Уэльс, Великобритания) 

Семья: мать — Ивонн, уборщица; отец — Дэвид, строитель. Оба принадлежат к религиозной секте Свидетелей Иеговы 

Образование: выпускник театрального колледжа London Studio Centre 

Карьера: До 30 лет делал карьеру как певец. Дебют в кино — британская картина «Секс, наркотики и рок-н-ролл» (2010). В этом же году вышел фильм «Битва титанов», принесший ему успех и признание в Голливуде. Снялся более чем в 15 фильмах, в том числе «Робин Гуд», «Неотразимая Тамара», «Мушкетеры», «Война богов: Бессмертные», «Ворон», «Форсаж 6», «Хоббит: Пустошь Смауга», «Дракула», «Хоббит: Битва пяти воинств» и др.

 


Другие публикации

3 комментария

    1. 16.12.2014

      Анонимно » Ответить

      Обобщение последних интервью с любопытными измышлениями вроде "Люк скрипнул зубами"

    2. 17.12.2014

      Анонимно »

      За любой "звездой" и яркой внешностью скрыт всего лишь человек. А знать, какой он, могут лишь близкие люди. Мы видим то, что нам позволено видеть biggrin

    3. 13.02.2015

      Ека » Спам

      Смешной обзор)) 50 оттенков Люка)) Цитата: «Я никогда не прятался, очень много народа в артистических кругах Лондона знает, что я ТАКОЙ». Такой... эээ? милашка? крутой? эксцентричный? В интервью было - Что я ГЕЙ. Ах, это страшное слово! которое русские сми боятся произносить так же, как и Люк сейчас.

Оставить комментарий


avatar