Меню
RSS Facebook Twitter Google+ Instagram WhoSay
Меню

10.10.2014 | Категория: Интервью | 0 комментариев

Люк Эванс: Покоряя Олимп

 
 

Источник    Текст: Мария Бронзова

 

 

Он вошел в мир большого кино легко и изящно – словно Аполлон, спустившийся с греческого Олимпа. Кстати, именно эта роль была первой в большом метре у Люка Эванса в картине «Битва Титанов». После он играл Зевса и Арамиса, а этой осенью харизматичный британец перевоплотился в великого и ужасного графа Дракулу.
 
 
Конечно, мальчик, чье детство прошло в Южном Уэльсе, и все, что он мог себе позволить, это «пара джинсов Diesel», и представить не мог, что когда-то будет щеголять в костюмах от Armani и Louis Vuitton на красных ковровых дорожках и сниматься у Питера Джексона. Но он всячески к этому стремился. Когда Люк закончил школу и получил работу в обувном магазине, он «откладывал 15 фунтов в неделю, чтобы платить за уроки пения и актерского мастерства». А в 17 лет выиграл стипендию на обучение в London Studio Centre, которую закончил в 2000 году.
 
После этого Эванс работал в Лондонском Вест-Энде, участвуя в таких постановках, как Rent, Miss Saigon и Avenue Q. В кино он попал довольно поздно, в тридцатилетнем возрасте, зато это была роль Аполлона в «Битве Титанов» c бюджетом в 125 млн долларов. Тогда же он снялся в драме «Секс, наркотики и рок-нролл», в картинах «Робин Гуд» и «Неотразимая Тамара», в следующем году были «Мушкетеры» Пола У. С. Андерсона, где Люк сыграл Арамиса, и «Война Богов: Бессмертные», в которых ему досталась роль Зевса. «Я чувствую себя живым, когда читаю сценарий и играю роль. Это была моя мечта. Мне очень повезло, что этим я могу зарабатывать себе на жизнь», — говорит актер, и уже в 2013-м на экраны выходит шестая часть «Форсажа» и, конечно же, «Хоббит: Пустошь Смауга».
 
Можно ли сказать, что восхождение на киновершины Голливуда дается Эвансу стремительно и с невероятной легкостью? Наверное, да. Сейчас он любимец женщин и снимается в кассовых проектах. Так, 9 октября мы увидим блокбастер «Дракула» режиссера Гари Шора, где у Люка — главная роль. Конечно, самого Влада Цепеша.
 
 
Люк, что тебя так заинтересовало в этой истории?
 
 — Я разговаривал с разными людьми, и похоже, настоящая история Дракулы увлекает всех. Меня сценарий захватил сразу же, как только я понял, что это та часть истории, которую мало кто знает. Речь идет о человеке — реальном историческом персонаже, прототипе Дракулы, который был не менее интересен, чем знаменитый герой легенды.
 
 — Можешь рассказать о нем подробнее?
 
 — Влад III был мирным правителем, хоть и остался в истории как Лорд Импалер (impale (англ.) — сажать на кол. — Прим. ред.). Однако он не сажал людей на кол каждый день и не был кровожадным тираном. Его уважали и любили, им восхищались даже его враги. А враги у него, безусловно, были. Влад III был убит, а зловещее прозвище появилось уже после его смерти. История его правления была переписана и изменена. Тогда-то он и стал Vlad the Impaler.
 
Было интересно играть разные аспекты этой роли: события его жизни, как они были связаны с жизнью народа, ощущение угрозы вторжения войск Османской Империи. Ему пришлось искать источник силы на темной стороне. Повествование ведется с самого начала, когда вампира Дракулы еще нет, а мы видим только доброго и справедливого правителя. Это очень неожиданный взгляд на известный всем персонаж, о котором мы, как выясняется, очень мало знаем.
 
 — Мы увидим, как он переходит на сторону зла?
 
 — Мы должны быть осторожны, когда призываем зло на помощь. В книге Дракула — воплощение зла. Но неправильно считать, что он всегда был таким. Тысячи лет одиночества, голода и жажды крови превратили его в злодея. В фильме мы видим превращение человека в вампира, и мне интересно то, что в этой истории нет черного и белого. Сюжетная линия не развивается поступательно. Она позволяет видеть, что творится с этим человеком и как он справляется с происходящим. Он постоянно оказывается перед выбором, как ему поступить? И что будет, если он этого не сделает? В фильме много таких метаний.
 
 — Выбор идти по пути темных сил — это для него жертва?
 
 — Да, это жертва. «Зло» здесь — неверное слово. Он не выбирал зло, становясь вампиром. Те, кто читал восточноевропейские истории, знают, что вампиры обладали огромной силой. Они могли исчезать и появляться, превращаться в других существ, могли завладевать разумом человека и повелевать им. У них была власть и сила. И Влад хотел получить именно это. Ему нужно было не зло, а сила и власть вампиров. В фильме есть момент, когда Влад осознает, что получил эту силу, что он может делать все эти сумасшедшие вещи, например, превращаться в летучую мышь.
 
 — Кстати, в фильме граф Дракула повелевает стаями летучих мышей. На самом деле ведь все было отснято на зеленом фоне?
 
 — Да, и неплохо получилось. Было не так просто все это сыграть, потому что приходилось полагаться только на указания Гари Шора, который говорил, что полчища летучих мышей вихрем окутывают башню. В общем, на тот момент все это было на его совести. Зато теперь понятно, что он имел в виду!
 
 — Если говорить о съемках на зеленом фоне, тебе помогает твой театральный опыт?
 
 — Я думаю, у актера должно быть богатое воображение. Когда ты должен по роли взаимодействовать с чем-то, чего на самом деле не существует, тебе очень нужны грамотные указания режиссера. Дальше дело за твоим воображением. Иногда, видя уже готовый результат, понимаешь, что именно так все себе и представлял, а иногда все совершенно не так. Конечно, театральный опыт мне помогает, но воображение — главный инструмент в таких съемках. Способность визуализировать образ и поверить в него. Довольно забавно, когда все говорят потом: «О, какая отличная сцена, какие эмоции!», а ты знаешь, что все твои эмоции относились к куску скотча, наклеенному крестом на занавеску в 300 ярдах от тебя.
 
 — Ты приносишь домой эмоции со съемочной площадки? 
 
— Нет, я приношу домой жуткую физическую усталость. Порой я бываю настолько изможден, что не могу ни есть, ни пить, вообще ничего не могу, особенно после съемок «Дракулы». Роль, изматывающая и физически, и эмоционально.
 
 — А в вампиров ты веришь?
 
 — Нет (смеется). Брат одной моей знакомой занимается документальным кино. Так вот, он снимал фильм о вампирах — людях, которые живут как вампиры и пьют кровь. Верю ли я в идею вампиризма? Пожалуй, нет. Но, наверное, это просто потому, что мне не хочется думать, что где-то во тьме рыщет кто-то с огромными клыками (смеется). Надо сказать, в фильме были довольно страшные моменты. Играть превращение было достаточно сложно — и психологически, и физически. То, что произошло с Владом — не очень-то приятная штука. Но как актеру мне было интересно испытать на себе эту темную зловещую силу.

Категория: Интервью | (10.10.2014) Просмотров: 2411 | Рейтинг: 5.0/2


Другие публикации

Оставить комментарий


avatar